Рассказ одел одежду сестры

Найдено на просторах интернета:

Будни ячейки общества. Двое...

ПЯТНИЦА, 13-е... Взрослые считают, что это жутко несчастливый день, думала Майя. Она даже не предполагала, насколько он окажется таковым, когда утром собиралась в школу... Сегодня в школе был назначен отчетный концерт школьной самодеятельности и рассказ одел одежду сестры её назначили дежурной по классу проверять внешний вид учеников (в актовом зале, на аналогичной проверке стояли учителя). В качестве зрителей на концерт были приглашены родители. После окончания занятий каждый класс собрался в своей аудитории, и дежурным предстояло проверить внешний вид прежде всего выступающих...

С внешним видом у Димки, как он считал, было все идеально. Отглаженные мамой бруки, белоснежная рубашка, и даже бабочку заставили надеть. Из-за нее он и так уже не знал, куда деться от насмешек, да еще и брюки оказались чуть коротковаты. Ну почему обязательно брюки и почему обязательно черные? Он их год не надевал, а за год в 12 лет хоть немного, но вырастаешь. Димка опять засунул руки в карманы и стянул их пониже на бедра, который уже раз за день. Вот почему брюки ползут вверх, а колготки под ними с каждым разом спускаются все ниже? Эх, если бы наоборот. И угораздило его перепутать и надеть утром те колготки, что мама оставила на вырост!

Я придирчиво осматривала каждого одноклассника и одноклассницу. Настала очередь Димки Муравьева. Я мельком посмотрела на него (ну приелось уже) и хотела было отпустить, но тут заметила, что его носки... Ух ты! Да мальчишка в колготках!...немного морщат.
— Ди-им, — тихо сказала я, стараясь не привлекать внимание оставшихся, — подтяни колготки.

Димка покраснел, при мальчишках в раздевалке перед физкультурой он уже не раз оказывался в колготках и даже научился отбиваться от насмешек, вместе с Витькой и Колькой, которые тоже их носили. Но вот девчонка заметила это в первый раз. Ладно бы она одна тут была, так нет же, еще две рядом стоят. Ну и как я их подтяну? Девчонке-то просто, платье задрала и натягивай хоть до подмышек. А мне? Не штаны же перед всеми снимать, думал он. Можно до колена подтянуть, конечно, но признаваться не хотелось:
— Это носки, — не менее тихо сказал он.
— И их не подтянешь, резинка слабая. Все равно под штанами не видно.

— Ди-им, — все так же тихо, — я же вижу, что колготки, подтяни... отойди в сторону и подтяни. Не заставляй это делать мне самой.

Димке не показалось, что девчонка говорила тихо, да и та самая парочка рядом явно все слышала и уже косилась на него, хихикая между собой.
— Ты чего, рентген?! — возмущенно спросил он. — Говорят тебе, носки! Вот были бы колготки, подтянулись бы.
Он схватил пальцами брючину вместе с колготками повыше колена и чуть потянул вверх в надежде, что колготки все же подтянутся и привязчивая девчонка отстанет. Но колготки были длинны, и расправилась только гармошка под коленом.

— Лучше посмотри, у тебя пятно на блузке, — показал он пальцем на грудь Майи и, когда девочка наклонилась посмотреть, несильно схватил ее за сующийся не в свои дела нос. Обычно такая шутка сразу переключала внимание окружающих на купившегося или купившуюся на нее.

— Подтягивай колготки, Димка! Кому сказала! Я по-твоему не могу отличить носки от колготок!? - не выдержала я, что так глупо попалась, и отбросив мальчишечью руку от своего носа.

— Кому подтягивать колготки? Тебе? — засмеялся он, стараясь
отвязаться от девчонки хоть так. — Это я с удовольствием! А потом ты мне подтянешь носки, — с нажимом произнес он последнее слово.

— Димка, чего ты стыдишься? — произнесла я нормальным голосом, стараясь игнорировать упрямство и издевки. — В нашем классе только хорошие воспитанные мальчики и девочки носят колготки.

— Свои я и сама подтяну, а вот твои точно мне придется, — присела я на корточки, чтобы подтянуть Димкины колготки...

Наглая девчонка присела на корточки и задрала штанину чуть ли не до колена! При всех! Димка решил, что отомстит. Ты мне штанину, а я тебе юбку, твердо решил он, победно посмотрев на пару готовых уже посмеяться над ним парней. Еще и завидовать мне будете!

Девочка встала и:
— А теперь я тебе, только не колготки, а юбку! А то она у тебя аж до самых колен спустилась! — Майя всегда ходила в дурацкой длинной юбке почти до колен. Димка схватился за пояс юбки и натянул ее до самых подмышек девчонки. Получилось просто первоклассное супермини:
— Слуууушай! Тебе так идет! — мальчишка по-доброму улыбнулся, сразу же забыв про свою обиду, тем более теперь они были квиты.

Хотя ничего сверхнеприличного из мальчишеской затеи не получилось (юбка не поднялась "слишком высоко"), мое унижение тоже требовало мести...
— Дима, ты нарвался, — коротко сказала я и повернулась к мальчишке спиной... Потом резко развернулась всем корпусом и нанесла удар в область солнечного сплетения...

Хоть била и девчонка, удар оказался совсем не слабым. У Димки перехватило дыхание, он согнулся и стал ловить ртом воздух. Нет, так его еще не унижали! Скажут ведь, что девчонка побила. Нет, не ударила, а именно побила!

— Ну я тебе! — вскрикнул продышавшийся Димка и, схватив томик со стихами, подлетел к Майе и с размаху врезал ей Пушкиным сначала по голове, а потом, еще сильнее, по заднице. Книжкой не больно, но ответить было надо обязательно.

Пока Димка стоял рядом и шлепал меня книжкой по попе, я ухватила его за свободную руку и заломила ее за спину... Затем второй своей рукой я ухватила этого мерзавца за волосы и крикнула девчонкам:
— Ну-ка, расстегните ему ремень! Да стяните штаны!

Тут Димка испугался не на шутку.
— Ах вот ты как! Он отступил в сторону двинул ногой Майе по лодыжкам, конечно плоской подошвой, а не носком ботинка. Удар получился не сильным, но передавал большой импульс. Ноги Майи стояли вместе, и она никак не могла удержать равновесия и должна была шмякнуться на пол прямо на задницу.

Майя, конечно же, плюхнулась прямо на попу, но так как она крепко держала Диму и отпустить его не успела, он полетел следом за ней и упал сверху. Только оказавшись на полу, Майя отпустила мальчика, чтобы грубо спихнуть с себя...

Но Димка совершенно не собирался спихиваться, он наоборот оседлал Майю, осторожно заломал ей кисть одной руки и потребовал безоговорочной капитуляции:
— Будешь еще драться?!

Майя резко выбросила вторую руку, растопырив указательный и средний пальцы, целясь мальчишке в глаза. И почти попала, оставив ногтем глубокую царапину под глазом. Димка схватил девчонку за пальцы и стал укладывать на обе лопатки, как вдруг... Ухо как будто бы схватили клещами и потянули вверх.

Ольга Михайловна только вышла из кабинета, чтобы отнести в учительскую журнал и договориться о замене урока в пятницу, когда ей нужно будет уехать по делам. Но не успела она пройти и двух шагов, как услышала шум драки, на который у нее был, что называется, нюх. Быстро разобравшись в обстановке, Ольга Михайловна схватила мальчика за ухо одной рукой, а другой потянулась к уху девочки, которую сразу узнала.

Когда Димка увидел, кто именно схватил его за ухо, у него даже голова закружилась. Ольга Михайловна появилась в школе совсем недавно, но, несмотря на свою молодость, уже успела стать завучем по воспитательной работе. О дисциплине на ее уроках ходили легенды, а если уж она вызывала чьих-то родителей, что тут говорить, это было самое худшее, что только могло случиться с учеником школы. Злые языки утверждали, бывало, что она и сама участвовала в домашних наказаниях после таких бесед. Причем ее участие не сулило провинившемуся ничего хорошего.

Майя покорно дала схватить себя за ухо. Помочь себя поднять с
пола она не могла, т.к. Димка все еще сидел на ней. Поднимали их с пола вместе и, полагаю, обоим было ВЕСЬМА больно.
— Здравствуйте, Ольга Михайловна, — пропищала Майя, когда её ухо
оказалось в ее крепких руках.

— Пчелкина, Муравьев, как вы все это объясните? — спросила
Ольга Михайловна, не ослабляя хватку. — Что это за хулиганство? Журнал во время этой возни выпал и лежал на полу. Ольга Михайловна пригнула Диму к полу.
— Подними журнал и пошли со мной к директору, — приказала она. — Давно пора с вами разобраться, да руки не доходили. Действительно и Муравьев, и Пчелкина "два насекомых подрались" заслужили хорошую взбучку. И как была уверена Ольга Михайловна, не только словесную.

— Ольга Михайловна! Вы нас с кем-то путаете, у меня же ни одного замечания за всю четверть и только две четверки, кроме пятерок, в четверти. А Майя вообще круглая отличница! Не надо нас к директору, отпустите! Простите! Вот! Вот журнал!!! — Димка поднял с полу журнал.

Майя молча, погрустнев, поднялась с пола следом за своим ухом. По пути она думала о том, ЧТО скажет мама, когда узнает о её "художестве". Про поднятую под подмышки юбку она уже и не вспоминала.

— На уроках ни одного, Дима. — согласилась Ольга Михайлова. — Неси журнал. У меня руки вами заняты. А вот на переменах вы двое как стихийное бедствие. Ты, Пчелкина, не лучше. Боюсь, придется с вами разобраться. Сейчас я позвоню вашим родителям, и мы с ними все обсудим.

Татьяна вместе с другими родителями сидела в зрительном зале. Вдруг за кулисами актового зала раздался какой-то шум, потом туда прошесствовала какая-то рыжая и очень уверенная в себе учительница. Раздался голос: "Пчелкина, Муравьев!" — и потом что-то
неразборчиво. Интересно, что она хочет от моей дочери, подумала Татьяна.

— Позвольте! Куда Вы ведете мою дочь? — немного возмущенно
спросила Татьяна. — Ведь девочке сейчас выступать и...

— А вы собственно кто? — тут же перешла Ольга Михайловна в атаку. — Вы ее мать? Очень хорошо. Тогда мы можем с вами поговорить. И Ольга Михайловна отпустила ухо Майи, подтолкнув ее в сторону вставшей ей на встречу зрительницы. Отпускать Муравьева она не собиралась. Пока не собиралась.

Я заняла место в первом ряду, среди родителей лучших учеников школы, к числу котиорых относился и мой ненаглядный Дима. Когда где-то снаружи громко назвали фамилию моего сына и его одноклассницы, мама которой быстро выбежала из зала, я встрепенулась и последовала за Пчелкиной старшей. Картина, представшая моим глазам, мне не понравилась сразу.
— Ольга Михайловна, что вы делаете?!
— А вы кто? — развернулась Ольга Михайловна в сторону новой собеседницы, хотя сразу догадалась, кто она такая. Все-таки как удачно эти двое хулиганов решили хулиганить именно тогда, когда их родители совсем рядом. Не надо никого вызывать. На ловца и зверь бежит. Так можно будет быстрее перейти к делу. — Нам надо поговорить. В моем кабинете. Майя и Дима могут остаться в зале, если они действительно будут выступать.

— Я Татьяна Викторовна Пчелкина! А за ухо Вы тащили мою дочь! Отличницу, спортсменку и... Она с первого класса висит на доске почета школа. Я имею в виду, ее фотография. Дима тоже хороший мальчик, Майя о нем рассказывала. Ничего такого он сделать не мог. Иди ко мне, моя девочка, — забрала я дочь и твердо взяла за руку. Все же она явно что-то натворила, и стоило сразу показать, что я не в восторге от ее поведения.

— Отличницу, спортсменку и просто красавицу. Слышали мы это.
А вот насчет того, что кто-то мог или не мог, мне лучше знать, — Ольга Михайловна сразу перешла в наступление. Она давно научилась сбивать спесь с много о себе воображающих родителей.

— Я Муравьева, мама ЭТОГО мальчика, — принудительно извлекла ухо сына из рук завуча и отвела ребенка на безопасное расстояние.

— Мам! Я все объясню! — попытался предвосхитить события Дима. — Я тоже виноват, но...

— Я и не спорю, — перебила сына, — если бы вы оба не были виноваты, вас не водили бы за уши, а у Пчелкиной не была так высоко поднята юбка.

Екатерина Матвеевна взглянула на Диму и сочла, что он для выступления не годится.
— Нет, Ольга Михайловна, мы все идем с вами, — и она посмотрела на Татьяну Викторовну.

Татьяна посмотрела на дочь: ухо красное, юбка смята, на белоснежных колготках какие-то пыльные пятна.

— Да, похоже, Майя не в том состоянии, чтобы блистать на сцене. Думаю, будет лучше, если дети выступят перед нами. Пойдемте, Ольга Михайловна!

Татьяна покраснела, увидев, насколько высоко она была поднята. Нет, пожалуй, права была мама этой старшеклассницы, как ее, вот - Мальковой! Мы еще спорили, какая юбка для девочки приличнее, короткая или длинная. По крайней мере, задрав юбчонку ее Светика, никто бы не увидел ничего нового для себя, она и так мало что скрывала. А плотные сугубо детские колготки делали наряд достаточно целомудренным.

— Отлично, пройдемте и поговорим, — Ольга Михайловна сдвинула Муравьеву в сторону и поймала Диму за руку, давая знать, что раз она не отпустила ребенка, то не стоит родителям вмешиваться в ее работу.

Я снова принудительно отобрала сына у училки и повела за руку лично, грозно посмотрев на Ольгу Михайловну.
— Не бойся, Дима, мама не даст тебя обидеть.

— Мам, Ольга Михайловна просто увидела такое! Ну, я хотел сказать, что со стороны все выглядело так, как будто мы дрались. Поэтому она и рассердилась! Но ничего такого не было, правда Майя? Мы просто упали, я сверху, а Майя решила, что я специально и... И вот! А потом Ольга Михайловна хвать за ухо!

Краем глаза Майя взглянула на "соперника". Жалко его. Достанется по глупости.
— Да, правда, — энергично закивала она головой обращаясь сразу и
к маме, и к маме Димы, и к Ольге Михайловне, — Дима споткнулся и упал на меня... Уронил...

— Тебя послушать, так ты крылышки потерял, ангелочек, — перебила Ольга Михайловна поток оправданий. Сынок весь в мамочку. Как же ее достали такие родители и такие дети. Одни думают, что лучше учителей понимают, как надо учить их детей. А дети, глядя на отношение своих родителей к учителям, наглеют не в меру. А претензии опять к учителям.

— Ольга Михайловна, моя дочь не станет врать, и если она говорит, что Дима споткнулся и упал на нее, значит так оно и было. Вот и сам мальчик это подтверждает. Я понимаю, что от детей можно ждать всего, но наши дети не такие! Если Вы сомневаетесь, давайте выслушаем их по отдельности. И Вы убедитесь, что они расскажут одно и то же.

— Конечно, одно и то же! — тут же встрял Димка. — Я побежал, а кто то поставил мне подножку. Я и грохнулся прямо на Майю. А она мне пощечину! А я хвать ее за пальцы, чтоб не дралась. Говорю: прости, я нечаянно. Ну, уже рот раскрыл, чтоб сказать. А тут Вы, Ольга Михайловна! И сразу за ухо.

— Не собираюсь я никого слушать, я ВСЕ ВИДЕЛА! — отрезала Ольга Михайловна. — И как же у Майи такой странный вид? — показала Михайловна на поднятую юбку Пчелкиной. — Это тоже случайно?

— Видели? — громким шепотом спросил растерянный Дима. — Как мы падали, да? — надо было выяснить, до какой степени можно врать.

— Нет. Раньше, — Ольга Михайловна пошла ва-банк и добавила, —
и что в Майиной юбкой случилось, тоже видела. Не хочешь сам рассказать. Нам будет интересно послушать.

— А что мой внешний вид, Ольга Михайловна? В кои веки оделась
покороче, и сразу сомнения...

— Покороче? Да у тебя юбка из-под плеч росла.

— Я просто сказал, что сейчас в моде высокая талия. И показал, до какой степени,. — Димка и так уже стоял красный, так что специально краснеть не пришлось. Он опустил голову и так мило ковырял пол носком ботинка, что выглядел просто очень смущенным.

— Не думаю, чтобы Майя тебе это позволила, Дима. Вы говорите из-под плеч, Ольга Михайловна?! — нет, такого Майя не позволила бы даже мне, подумала Татьяна. — Майя, в чем дело? Немедленно расскажи, все как было. Ты знаешь, что больше всего на свете я не люблю вранье. Я не знаю, кто из вас кого выгораживает, но скажу определенно, что этим вы делаете себе только хуже.

— А чего необычного, что девочка носит короткую юбку, Татьяна? Она растет. Ей хочется быть независимой...

— Меня удивляет, Кать, что даже я не могла убедить ее надеть откровенное мини. А тут мальчик, который даже ни разу не был еще у нас дома. Все это кажется мне очень странным.

— Дима, ТЫ ЗАДРАЛ ДЕВОЧКЕ ЮБКУ?!

— А я вам про что говорю? Настоящий стриптиз устроил, — подхватила Ольга Михайловна. — Хотела бы я знать, от кого он этому научился и что от него дальше следует ожидать, — Ольга Михайловна мельком глянула на часы, попутно использовав паузу для быстрого принятия решения. — Пошли ко мне в кабинет. Там продолжим разговор, — объявила она, решив дальнейший разговор провести тет-а-тет.

— От нее и научился. Она сама мне штанину задрала, — грустно пожаловался Дима. Виноватым решили сделать его, девчонкам как всегда все с рук сходит. Впрочем, он понимал, что задрать штанину грех не большой и он вовсе не подставляет девочку.

— От Меня!? (Если бы мама не держала за руку, Дика бы...) Я тебе штанину задрала, чтоб натянуть колготки, которые САМ не захотел поправить!.

— А может мне еще и штаны надо было снять?! — не остался в долгу Димка. — Мам! Представляешь, подговаривала девчонок насильно снять с меня штаны!

— Теперь с тебя штаны точно снимут... Да и с меня тоже...

— Не волнуйся, Майя, теперь штаны снимете вы оба... Так ведь, Таня? А вот не слушаться дежурного, Дима, нехорошо. Очень нехорошо!

— Верно подмечено, Екатерина Матвеевна, — заметила Ольга Михайловна. Все же хорошо было на прежнем месте работы. И методы воспитания, используемые ею там, были такие эффективные, что многие родители даже настаивали на их применении к своим детям. — Но такое поведение не одобряется в нашей школе. Поэтому нам надо обсудить, что делать с вашими детьми.

— Так! Мы еще послушаем уважаемую Ольгу Михайловну. Что она посоветует. Я прошу не наказывать их в школе и не снижать оценку по поведению за четверть. Ведь мы можем ограничиться строгим домашним наказанием? Конечно, я имею в виду порку, - Татьяна Викторовна выразительно посмотрела она на дочь.

— Вообще-то, Татьяна Викторовна, домашним наказанием вы будете наказывать Майю за домашние проступки. Порка конечно подходящее наказание. Но по установленым правилам за подобные провинности должна быть снижена отметка за поведение. Ольга Михайловна не собиралась настаивать или даже намекать на порку Майи своей рукой. Это там, на прошлом месте на нее смотрели как на часть семьи ученика и допускали наказание ею провинившихся детей, как своих собственных. — В школе ставят отметки за поведение и учебу. А что вы дома делаете за эти отметки, меня уже не интересует.

— Тогда снизьте только мне, это я виноват. И пороть тоже только меня надо, — выдавил из себя Дима и опустил голову. — Я это. Дежурную не послушался, вот.

Ольга Михайловна была тронута поведением мальчика, проявившем такое рыцарство.
— Хулиганили вдвоем? Значит и отметка будет снижена вам обоим. И тебе, и Пчелкиной, — объяснила Ольга Михайловна. — А как вас родители накажут, пусть они решат сами.

Татьяна с уважением посмотрела на мальчика и только покачала головой, услышав столь жесткий ответ учительницы.

— Хорошо, Ольга Михайловна. Не в отметках счастье. Обещаю Вам, что строго накажу дочь. Думаю, мама Димы сделает то же самое. Так что подобного больше не повторится.

— Я бы даже хотела, чтобы с этого дня Майя сидела с Димой за одной партой. А чтобы еще раз показать детям, что их разногласия не стоили драки, я все-таки укорочу дочери юбку до середины бедра. Не стоит ей выделяться среди других девочек. Ну а Дима мог бы недельку походить в школу в джинсах до колен, — подмигнула она Кате.

— Уверена, что после сегодняшней порки он станет достаточно послушен для этого. Кать, я предлагаю наказать детей совместно. Вместе хулиганили, вместе и получат. Ольга Михайловна, вы не против?

— Я не против...

— До колен?... Дима, покажи, как высоко ты поднял Майе талию?

— Почти до подмышек, — честно признался Дима и показал на себе линию талии. — Мам, я в школу шорты не надену! — запротестовал мальчишка.

— Скажу - наденешь, — пресекла Екатерина попытку сопротивления. — Таня, а может быть стоит одеть вашу девочку в коротенький сарафанчик на ближайшую учебную неделю? А мой Димочка походит в шортиках. А потом пусть ходят как им угодно.

Видя, что родители сами разберутся со своими детьми и ее присутствие не требуется, Ольга Михайловна удалилась, предупредив перед этим, что вопрос о снижении отметок за поведение некоторое время будет оставаться открытым.


Источник: http://kolgotki.ipb.su/index.php?showtopic=81


Закрыть ... [X]

Рассказ одел одежду сестры - Порно рассказы с картинками Голышом Аллергия на коже от укуса насекомого

Рассказ моей сестры. Обсуждение на LiveInternet - Российский Сервис Рассказы о принудительном переодевании в девичьи одежды Мне всегда приходилось донашивать одежду сестры Трусики моей мамы сестры тёти дочки ВКонтакте Мешкова Людмила Алексеевна. Брат или сестра 10 «Муж носит мое белье как к этому относиться?